Бутылка шампанского из конфет перо для перьевой ручки своими руками - Энциклопедия БОЛЬШАЯ РОССИЙСКА


Домашнего терроризма» ( PDFDrive )

Настоящая книга целиком посвящается идее русской национальной террористической кухни. Русский национальный терроризм является поистине общемировым фактором, получившим заслуженное признание во всех развитых, а особенно неразвитых мировых государствах.

Беглец из рая

Книга предлагает читателю свод основных правил и рекомендаций зарубежного и отечественного этикета, без знания и выполнения которых невозможно поддерживать репутацию культурного человека. Рассматриваются актуальные проблемы формирования повседневного и делового этикета. Читатель узнает, какие требования предъявляет семейный, национальный, религиозный, деловой, международный и застольный этикет к человеку в различных жизненных ситуациях.

ГОРОДСКОЙ ДОМ КУЛЬТУРЫ

Книга Россия — наша любовь была издана в Польше в году, но любовь Виктории и Ренэ к России продолжалась еще много лет. Продолжалась, несмотря на то, что 23 июня года Ренэ скончался, Виктория вышла на пенсию, а польско-российские политические отношения опять ухудшились. За последние 14 лет они написали еще несколько книг, ряд научных и публицистических статей, дали интервью многим журналистам и приняли участие в различных конференциях. Их научное наследие все увеличивалось и является одним из самых надежных источников знания поляков об истории России и русской литературе. С уходом Виктории и Ренэ Сливовских закончилась целая эпоха в польской науке, по крайней мере в польском россиеведении. Не имеет смысла перечислять все научные работы, которые они издали за последние годы, а тем более называть научные конгрессы, конференции, семинары и проекты, в которых исследователи приняли участие.

Сведения о документе
Сведения о документе
Загружено:
Загружено:
Муниципальное казённое учреждение
Личутин Владимир Владимирович - Беглец из рая

Наверное, в каждом из нас, как в плотно запертом срубце, сидит медведь и ждет своего часа; но стоит лишь дать слабину, приотпахнуть кованую дверцу, приотпустить цепи, тут и заломает черт лохматый, подомнет под себя божью душу, выпустит дух вон, — столько и нажился. Но кто пасет его, братцы, до времени, ярого и немилостивого? Кто сторожит в каждую минуту неусыпно, не дает поноровки, не попускает на волю, не повязывает сердитого дядьку невидимыми надежными постромками? Как бы разглядеть тот таинственный облик сердечного стража, удостовериться в его незыблемой силе, чтобы, укрепясь в духе, неспешно брести до края лет, не боясь смуты? Где обрести незамутненную ровность жизни, чтобы не расплескать ее живую благодатную водицу по пустякам, чтобы после не расплакаться, жалея себя, несчастную сиротину.

Похожие статьи